Структурные пределы национального процесса индустриализации

Структурные пределы национального процесса индустриализации

В предыдущей главе было сказано, в каких условиях «десаррольистский альянс» может строить экономическую политику, позволившую расширить внутреннюю экономическую базу некоторых латиноамериканских стран. Действительно, в разное время удавалось создать такую власть которая благоприятствовала консолидации внутреннего рынка в Аргентине, Бразилии и Мексике. Оставляя в стороне вышеуказанные различия, отметим, что в этих странах возникли объединения или соотношения сил, которые облегчили разнообразное взаимодействие прежде доминировавших групп и тех, что образовались вследствие появления средних слоев, промышленной буржуазии и до известной степени городских масс. Очевидно, что эти альянсы и обстоятельства благоприятствовали различным персонажам неодинаково в зависимости от страны и конкретного исторического момента. Но они помогли создать условия для накопления и роста инвестиций, для расширения спроса городских слоев. В таких условиях государство смогло выступать в качестве арбитра: давление со стороны народных масс и организованных групп удалось направить на достижение согласия, благоприятствовавшего развитию. Разумеется, существование данной системы определялось, как уже указывалось, выгодной конъюнктурой. Устойчивость экспортных цен и временами их рост в период второй мировой войны и в первые послевоенные годы позволили поддерживать экспортные сектора, если не в одинаковой степени, то, по крайней мере, на прежнем уровне и одновременно финансировать рост городской промышленности.
Конец этой конъюнктуры имел различные последствия в каждой из перечисленных стран. И это во многом зависело от характера ранее достигнутого компромисса политических сил, который по-своему обусловливал продвижение в политике индустриализации.
Так, в Аргентине отмеченные политические особенности означали сохранение роли агроэкспортного сектора, хотя и ощутившего на себе эффект значительного перераспределения. К тому же возникновение здесь динамичных индустриальных секторов все же не имело значительных масштабов (особенно, если говорить о создании базовых отраслей индустрии)34. Новая международная рыночная конъюнктура создала ясно и наглядно весьма драматическую альтернативу: либо сдерживание зарплаты и государственных расходов за счет трудящихся, либо перестройка агроэкспортной экономики с целью повышения ее производительности и тем самым продолжение в длительной перспективе финансирования современного индустриального сектора. После падения Перона в 1955 г., антипопулистская оппозиция выдвинула именно последний лозунг. Однако ни экспортный сектор сам по себе не мог навязать стране свой проект, ни расширение политической базы посредством объединения с промышленными секторами (политически слабыми) не могло предотвратить давления масс. Военное вмешательство часто выступало как форма выхода из тупика и как открытая реакция против возвращения к популизму. Иными словами, попытка достичь таким образом экономического развития натолкнулась на протест широких слоев трудящихся. Она не смогла автоматически утвердиться как политика - как с точки зрения ее эффективности, так и формальной легализации. В итоге не получилось ни стимулирования промышленного развития, ни политической стабильности.
В Бразилии правление Варгаса и продолжение его экономической политики правительством Дутры (1946 1950 гг.) связаны с созданием определенных базовых отраслей индустрии - сталеплавильной, электроэнергетической, транспортной, нефтяной. Этот курс был возобновлен во время второго правления Варгаса (1950 1954 гг.) с уже более ясными целями по форме развития, стимулируемого государственными инвестициями. Это способствовало более быстрой трансформации производственной структуры городской сферы. Как известно, доходы времен войны отчасти были израсходованы непроизводительно. Но все же технический парк был переоснащен, поддерживалась практика широкого импорта оборудования. Сказался и страх перед возможностью новой мировой войны, вызванный корейским кризисом. В результате всего этого и благодаря спровоцированному корейским кризисом буму индустриализации, поддерживаемой внутренними силами, был придан мощный импульс. В любом случае цена этой индустриализации имела и политический аспект: практика осуществления контроля и введение множественного курса обмена валюты благоприятствовали внутренним секторам (частному и государственному) экономики в ущерб экспортным секторам, вследствие чего эти последние никогда не прекращали протестов против вмешательства государства. Верно, что выгодные цены на кофе на мировом рынке до 1953 г. позволили аграриям пережить без ущерба для своих доходов политику поощрения секторов, ориентированных на внутренний рынок. Однако, когда к 1954 г. начала меняться конъюнктура, альянс варгистов достиг своего предела: часть аграриев присоединилась к оппозиционным средним городским слоям. А к этому добавилось давление не только внутренних, но и международных финансовых группировок. Неблагоприятная для сбыта кофе новая конъюнктура была использована США для давления на Варгаса, который достаточно далеко зашёл в своей националистической политике. После короткого периода безвластия, последовавшего за самоубийством Варгаса (когда проводилась политика сдерживания инфляции, спровоцированной предыдущими событиями), альянс популистов и десаррольистов восстанавливается при Кубичеке. Но он принял иной курс, наподобие того, который после ряда лет топтания на месте пытался применить Фрондиси к процессам политического и экономического развития Аргентины. Речь идет о капитализации с использованием внешних ресурсов. Эта политика позволяла в короткий срок уменьшить давление инфляции и удовлетворить требования городских слоев о повышении заработной платы. Она поддерживалась частью производителей-экспортёров и в то же время означала усиление индустриального сектора, теперь уже связанного с иностранным капиталом. Такой курс мог стимулировать развитие, несмотря на политическую нестабильность.
В Мексике, где из-за ее политико-исторических особенностей социальные группы оказывали свое воздействие как на уровне государства, так и его партийных структур, аналогичный процесс открытия внутренней системы производства иностранному капиталу смог пройти без военно-политических кризисов, которые отличали бразильский или аргентинский путь. К тому времени не только определилась роль государства как инвестора, как регулятора экономики. Благодаря ему уже сформировалась городская промышленная буржуазия, подверглись «модернизации» механизмы профсоюзной интеграции, то есть были созданы каналы, посредством которых рабочее и народное движение могло интегрироваться в общество, чье государственно- политическое устройство было легитимным и учитывало в известной мере задачи распределения.

2-11-2012, 19:23 Категория: Сделки

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
 
 
Латиноамериканская модель развития вовнутрь Латиноамериканская модель развития вовнутрь
Мы уже выяснили, что «латиноамериканская модель развития вовнутрь» основана на конъюнктурных возможностях, благоприятных условиях внешнего обмена и ограниченного участия населения в получении плодов развития. Наличие одномоментной выгоды позволило меньше использовать политику отстранения от плодов развития и даже допустить такие формы инкорпорации масс, которые дали жизнь «десаррольистскому альянсу» в его национально-популистском (варгизм и перонизм) или государственно-популистском варианте (случай Мексики), не исключая из него слои и сектора, доминировавшие в период развития вовне.
 
Субразвитие в условиях нации-государства Субразвитие в условиях нации-государства
Необходимо, таким образом, определить аналитическую перспективу, которая бы позволяла выявить структурные взаимосвязи между ситуацией субразвития и доминирующими центрами развитых экономик, не приписывая последним всемогущества в динамике развития. В самом деле, если в ситуации с колониальной зависимостью возможно и уместно утверждать, что исторические события (и соответствующие перемены) выглядят как отражение происходящего в метрополии, то в ситуации зависимости «слаборазвитых государств» социальная динамика гораздо сложнее.
 
Существование экономической периферии Существование экономической периферии
Само существование экономической периферии не может быть понято без учета направления развития передовых капиталистических экономик, сыгравших основную роль в формировании капиталистической периферии и в интеграции традиционных некапиталистических систем хозяйства в мировой рынок.