Субразвитие в условиях нации-государства

Субразвитие в условиях нации-государства

Необходимо, таким образом, определить аналитическую перспективу, которая бы позволяла выявить структурные взаимосвязи между ситуацией субразвития и доминирующими центрами развитых экономик, не приписывая последним всемогущества в динамике развития. В самом деле, если в ситуации с колониальной зависимостью возможно и уместно утверждать, что исторические события (и соответствующие перемены) выглядят как отражение происходящего в метрополии, то в ситуации зависимости «слаборазвитых государств» социальная динамика гораздо сложнее. В этом случае изначально возникает двойственная детерминация исторического процесса, создающая своего рода «двусмысленное положение», а отсюда - и противоречие. С того момента, когда ставится цель создать независимое государство (как в случае антиколониальной борьбы), политический центр общественных сил стремится достичь определенной самостоятельности, поставив себя над рыночной ситуацией. Однако экономические связи продолжают объективно определяться внешним рынком и ограничивают возможности самостоятельных решений и действий. В этом, возможно, заложен ключ к общественной проблематике национального развития в странах Латинской Америки.
Ситуация «субразвития» в национальном государстве предполагает образ существования, который зависит одновременно от отношений подчинения внешним факторам и от переориентации социального, политического и экономического поведения как функции от «национальных интересов». Это характерно для национальных обществ слаборазвитых стран не только в экономическом смысле, но и с точки зрения поведения и структуры социальных групп. Вот почему конечной целью интегрированного анализа процесса национального развития является определение экономических и социально-политических взаимосвязей, имеющих место в рамках данного государства. Эти сочленения проявляются через действия социальных групп, которые в своем реальном поведении фактически связывают экономическую сферу с политической. Следует также подчеркнуть, что такие действия всегда проходят через государство и его разнообразные связи с мировой политической и экономической системой. Зависимость таким образом, не только получает внутреннее «выражение», но и обнаруживает свой истинный характер как определенный уклад структурных отношений — специфический способ взаимодействия классов и групп в ситуации господства, которая обеспечивает структурную связь с внешним миром. Исходя из этого, анализ зависимости означает, что ее не следует рассматривать как «внешнюю переменную». Продуктивнее рассматривать ее, выводя из конфигурации взаимоотношений между различными социальными классами в самих зависимых государствах. Чтобы провести такой анализ, необходимо исключить мысль о том, что деятельность классов и взаимоотношения между ними в зависимых странах имеют характер, подобный тому, который имел место в центральных странах в период их первоначального развития. Самая распространенная теория относительно функционирования политической и экономической системы на ранних этапах развития центральных стран предполагает, что свободная игра рынка действовала, так сказать, в качестве арбитра в разрешении конфликта интересов между господствующими группами. Именно поэтому экономическая целесообразность, измеряемая прибылью, устанавливалась в качестве общественной нормы, а потребление и инвестиции определялись рамками роста экономической системы. Предполагалось также, что возможность экспансии системы определялась наличием некоей динамичной группы, которая контролировала процесс принятия решений в области инвестиций и которая занимала необходимое и достаточно прочное положение во власти для того, чтобы придать обществу в целом ориентацию, соответствующую ее интересам. Новый экономический класс обладал, таким образом, эффективностью и добивался консенсуса.

3-11-2012, 16:34 Категория: Новости бизнеса

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: